Мультистейкхолдерские кунштюки

Сказка о мудром Кавусе и троллях

«Сказывает Фади ибн-Шехаде аль-Бейрути, мир с ними обоими, что жил в Тегеране мудрец по имени Кавус Арастех и слыл он великим знатоком управления Интернетом. Всю жизнь положил Кавус на то, чтобы противостоять интернет-проискам Великого сатаны. Он боролся с ним в Международном союзе электросвязи, громил на всемирном Форуме по управлению Интернетом, обличал на заседаниях Правительственного консультативного комитета (ПКК) интернет-корпорации ICANN. Завидев Кавуса, дрожали мелкой дрожью тысяча тысяч демонов и шайтанов мультистейкхолдеризма и пересыхала от страха ядовитая слюна у них во рту, и заслышав его гневные, обличительные речи, бежали они прочь, как песок, носимый самумом, и мудрые слова его гремели набатом в ушах правоверных.

Но чем дольше боролся Кавус, тем сильнее становился коварный враг, и однажды стремительным, как пущенная из лука стрела, имейлом долетел до Кавуса из родных краев наказ поддерживать мультстейкхолдерные процессы и передачу функции IANA в руки тех самых мультисейкхолдерных демонов и шайтанов. Слабый пал бы духом, глупец смутился, но истинная мудрость, как учит нас премудрый Фади ибн-Шехаде аль-Сингапури, мир с ними обоими, в том, чтобы заставить ветер конъюнктуры дуть в паруса дхоу твоего успеха. И вновь зазвучало в высоких собраниях пламенное слово Кавуса, и преисполнился благостью ПКК, и воспряли духом мультистейкхолдеры», — так гласит 1002-ая ночь Шехерезады.

InternetInside_N3-26Я любил смотреть и слушать выступления Кавуса – они добавляли соли и перца в пресную, усыпляющую атмосферу интернет-официоза. Особенно забавно было видеть его на заседаниях в МСЭ, где система звукопоглощения не позволяет услышать слов, не произнесенных в микрофон: снимаешь наушники и видишь, как у человека в шаге от тебя пульсируют от напряжения жилы на шее, как он отчаянно жестикулирует, и все беззвучно, как в космосе.

В какой-то момент меня познакомили с Кавусом. На фоне сомнительной свежести маек и мешковатых джинсов армии стейкхолдеров он смотрелся щеголем с лондонской Сэвил-роу: безупречный костюм, строгий галстук в горошек, седина и неожиданно тихий голос и печальный взгляд исполненных истинно восточной неги персидских  очей. Я не мог не выразить своего восхищения его мастерством троллинга. Ответ Кавуса, искренний и наивный, был неожиданным:

— А что такое троллинг?

— Вы это серьезно? — Чашка с кофе чуть не выпала у меня из рук.

Пришлось рассказать, что есть троллинг и привести в качестве примера его же собственные речи. Кавус ушел в себя, а затем со вздохом промолвил:

— Мне все это надо серьезно обдумать.

Мы расстались, чтобы на следующий день встретиться на заседании ПКК. Войдя в зал, я увидел Кавуса. Как всегда в безупречном костюме-двойке он на всех парах двинулся в мою сторону. Приблизившись, Кавус поднял пальцы а-ля Уинстон Черчилль в знаке победы V и заговорщицки прошептал «Let’s keep trolling!” («Давай будем троллить и дальше»). И танцующей походкой снявшего тяжкое бремя с души человека двинулся к собратьям по ПКК, которые, как ласточки на проводах, весело щебеча, уже занимали отведенные им за длинным столом места.

«Как учит прославленный Фади ибн-Шехаде аль-Лосанджеласади, мир с ними обоими, если человек не идет к мультистейкхолдеризму, то мультистейкхолдеризм приходит к человеку, и тот, кто властвует над своими троллями, обретет покой и благоволение, и будут его славить в подлунном мире как великого мудреца все те годы и десятилетия, что идет процесс передачи функции IANA в управление мультистейкхолдерного сообщества — мир с ними обоими», — так с наступлением рассвета заканчивает дозволенные речи 1002-ой ночи Шехерезада.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий