Нечеловеческие вещи

— Давай развернем инфраструктуру LORA в Москве и области.

— А сколько это стоит?

— Ерунда, базовая станция в районе 700 евро накрывает несколько километров.

— А какие услуги будем предлагать?

— ??…

(Типичный диалог специалистов ЙОТ 2015 года)

 

Термин «интернет вещей» предложил Кевин Аштон (Kevin Ashton) в 1999 году во время презентации технологий RFID для логистики компании Procter & Gamble. В том же 1999 году он изрек краткое функциональное описание:

Если бы у нас были компьютеры, которые бы знали об окружающих нас вещах на основе данных, которые бы они собирали без нашей помощи, мы смогли бы посчитать и отследить вообще все вокруг и это снизило бы уровень отходов, потерь и затрат. Мы бы знали, когда и какие вещи нуждаются в замене, ремонте или апгрейде и знали бы, откуда они взялись.

Тотальный контроль окружающего мира — это тот идеал, к которому стремится человечество в силу своей природной любознательности и алчности. Сегодня, в начале 2017 года, ремесло контроля над вещами и процессами стало системным общемировым явлением. В этом не очень много науки, все технологии, которые используются для интернета вещей, известны и используются много лет. Скорее, речь идет о том, что люди “распробовали” экономические эффекты и удобство контроля над вещами и через это пришли к выводу о том, что вещи могут взаимодействовать друг с другом без участия человека, тем самым повышая эффективность работы тех или иных систем. Сегодня мы наблюдаем два процесса: конкуренция идей и соперничество технологий.

При любой активно развивающейся технологии мы проходим через период турбуленции в стандартах и параметрах протоколов. В мире Интернета это занимает несколько лет, до тех пор, пока основные технологические игроки не договорятся друг с другом. Поэтому вопросы стандартизации можно отнести к фактору времени: количество используемых протоколов снизится, но останется существенным. Стандарты непосредственно влияют на бизнес-риски, но об этом ниже.

Как и у религии, у технологии должны быть Главная Книга и торговцы Книгой. Интернет вещей (для простоты ЙОТ) является прекрасным примером.

Главной книгой интернета вещей стал отчет McKinsey Global Institute “Интернет вещей: рассчитывая ценность за пределами надувательства”[1]. Этот отчет по сути установил ключевые драйверы развития интернета вещей как самостоятельной индустрии в применении к вертикалям хозяйственной деятельности человечества. Финансовые оценки McKinsey бизнеса интернета вещей мгновенно перекочевали в PowerPoint-презентации и аналитические записки различных по размеру технологических компаний. Я тоже торговец Книгой и люблю жонглировать цифрами и вставить между делом десятка два миллиарда долларов, придавая убедительности словам. Прекрасно то, что когда лет через пять станет понятен объем ЙОТ, всем будет до лампочки, что предрекали нам McKinsey или Deloitte в 2015 году. Сегодня понятна суть интернета вещей (плюс — минус миллиард — не принципиально) — технологии и модели интернета вещей уже здесь, и они позволяют либо снижать издержки бизнеса, либо повышать доходность, либо и то, и другое.

Так что же случается, когда прекрасные идеи и технологии падают на почву российской действительности? Начинается информационное бурление и постепенное внедрение ЙОТ. Проблема, с которой мне приходится постоянно сталкиваться, — это малое количество специалистов, которые понимают ЙОТ в комплексе: и технологии, и бизнес-процессы, и важность контроля всего жизненного цикла производства или сервиса, включая всех участников описываемой модели. Поэтому при работе с клиентом действенной моделью повествования является путь от простого к сложному: Как снизить уровень воровства материалов? Как вычислить приписки при загрузке руды? Как выстроить и контролировать логистику передвижения транспорта? Как оптимизировать жизненный цикл производства, внедряя датчики и управляющие элементы, и обмениваться информацией с поставщиками и сбытом?

Со времени проведения первых конференций ЙОТ в России прошло всего два года, а мы имеем дело с полномасштабным сдвигом в понимании технологии и концепций ЙОТ на самых различных уровнях государственного и муниципального управления и в бизнесе. Появились дорожные карты развития интернета вещей, Москва (по моим оценкам) вошла в тройку столиц мира по уровню внедрения систем и вещей Интернета. Мне представляется, что ЙОТ — это не совсем про технологии, а про возможность увидеть систему в комплексе со всеми внешними интерфейсами, вычислить проблемы и предложить решение. Подсмотренные чужие примеры тоже вполне годятся. Интернет пришел к нам из США. Интернет вещей приходит к нам из многих стран мира. Россия — один из глобальных участников процессов становления экономики интернета вещей, поэтому схема give and take вполне справедлива.

Сегментируя это

Опираясь на отчет McKinsey, можно разделить применение технологий интернета вещей по вертикальным сегментам:

  • Жилье: функционирование, автоматизация и безопасность.
  • Офис: безопасность и энергетика.
  • Заводы и фабрики: управление оборудованием и функционирование.
  • Торговля: автоматизация, кассы.
  • Промышленные объекты: оптимизация, функционирование, здоровье сотрудников и безопасность.
  • Человек: здоровье и образ жизни
  • В мире: логистика, доставка, навигация.
  • Города: безопасность и транспорт.
  • Автотранспорт: автономные машины и предиктивное обслуживание.

Также необходимо добавить данных из отчета специфики глобального рынка:

  • Интероперабельность добавит 40% к ценности систем интернета вещей. Это непосредственно связано с унификацией стандартов и протоколов.
  • Сегодня используется не более 1% для “майнинга” ценностей из собираемых ЙОТ данных. К этому можно добавить ощущение (рассчитать сложно), что наличие открытых данных и возможность их микширования в поисках закономерностей существенно добавят стоимости и значимости собранным и обработанным данным.
  • Индустриальный интернет вещей (B2B, IIoT) даст в два раза больше денег, чем использование на рынке консьюмеров.
  • Россия и другие экономики третьих стран дадут вклад порядка 40%, при этом развитые экономики обеспечат 60%.

С чем мы имеем дело в России?

Не существует целостного понимания прогнозов роста бизнеса ЙОТ в России по предложенным McKensey лекалам. Данные разрознены, система оценки отсутствует, во многих сегментах хозяйственной деятельности информации просто не существует.

Однако кое-какие данные есть, как и общее ожидание от перспектив реализации проектов ЙОТ в России. Начнем с простого утверждения о том, что при дефиците внешних и внутренних инвестиций, общем спаде производства и в экономике, технологии и системы ЙОТ помогают сократить расходы. Говоря проще, когда нет новых денег, нужно внимательно посмотреть на расходную часть бюджета и продумать инструменты по реализации схемы “инвестиции с издержек” с применением ЙОТ-технологий.

ЙОТ можно условно разделить на два сегмента: весь ЙОТ и “индустриальный интернет”.

Индустриальный (промышленный) интернет вещей (Industrial Internet of Things, IIoT) – интернет вещей для корпоративного применения — система объединенных компьютерных сетей и подключенных промышленных объектов со встроенными датчиками и ПО для сбора и обмена данными, с возможностью удаленного контроля и управления в автоматизированном режиме, без участия человека. Граница индустриального интернета весьма размыта, но это разделение нам пригодится при рассмотрении вертикальных сегментов рынка применения ЙОТ-технологий. При оценке объема рынка в России можно использовать существующие клише, доступные в различных отчетах:

по количеству устройств (убывание): энергетика и коммунальные службы, транспорт, промышленность, здравоохранение, торговля, госсектор, финансы, бизнес-услуги, образование;

по доходам (убывание): транспорт, промышленность, коммунальные службы, здравоохранение, умный дом, торговля, безопасность, умный город, IT[2].

Мы рассмотрим несколько конкретных примеров, исходя исключительно из доступности информации, не принимая во внимание ни космические цифры по количеству устройств, ни финансовые прогнозы.

Жилой сектор

Цели внедрения ЙОТ в жилом секторе и муниципальных услугах понятны и просты: комфорт, контроль издержек и потерь. Для муниципалитетов существенной функцией является пресечение воровства и создание энергетических “гридов” для управления отказами в энергообеспечении. “Умный дом” тоже можно отнести к этой группе, так как внедрение умных и даже хипстерских функций управления домашней инженерией влечет за собой серьезный выигрыш за счет снижения энергетических затрат.

Энергия = деньги, общая формула для энергетического и жилого секторов.

Умный дом (smart house, также building automation и intelligent building, АСУЗ) — жилое пространство (дом, квартира), организованное для комфортного проживания людей с использованием автоматизации и высокотехнологичных устройств. Две главные функции умного дома — это безопасность и ресурсосбережение для всех пользователей (комфортное проживание). Алгоритмы систем умного дома понятны и просты в использовании: следить за температурой, не включать кондиционер, если работает отопление, выключать свет, если в комнате никого нет, и так далее. Можно считать, что это наиболее прогрессивная концепция взаимодействия человека с жилым пространством — когда в автоматизированном режиме в соответствии с внешними и внутренними условиями задаются и отслеживаются режимы работы всех инженерных систем и электроприборов.

Гражданам концепция “умного дома” или “умного холодильника” наиболее понятна и близка. Но с точки зрения объема рынка и потенциала бизнеса, эта ниша занимает последнее место.

Внедрение ЙОТ в муниципальных услугах жилого и офисного сектора сулит большие перспективы. Для контроля энергетики жилого и офисного пространства используются интеллектуальные измерительные приборы (счетчики). Эти приборы следят за потреблением электроэнергии, газа, воды и тепла в любых предустановленных интервалах. Они определяют показатели потребления более детально, нежели традиционные средства измерения, и дополнительно снабжены коммуникационными средствами для передачи накопленной информации посредством сетевых технологий с целью мониторинга и осуществления расчётов за коммунальные услуги.

Одной из отличительных черт некоторых приборов являются контроллеры с автономным питанием на 5-10 лет и радиоканалы, используемые как для однонаправленной передачи информации, так и для двунаправленной. Кроме того, умные счетчики имеют функцию дистанционного управления с помощью сети Интернет. Интеллектуальные счётчики являются экономичным средством для получения детальной информации о потреблении энергоресурсов, позволяя ценообразующим организациям вводить дифференцированные тарифы на потребление в зависимости от времени суток и времени года и проводить мониторинг потребления и, следовательно, управлять им, снижая излишний расход ресурсов.

Возвращаясь к идее “инвестиции с издержек”, стоит отметить, что снижение потребления на 1 кВт.ч у конечного потребителя экономит до 4-5 кВт.ч энергии у производителя. В жилом и офисном секторах России потребление горячей воды и энергии отопления составляет до 80-90% от общего энергопотребления муниципальных территорий. Поэтому переход на “умные” технологии быстро окупается в многоквартирных жилых домах. Учитывая климатические условия России, мы не будем развивать тему умного грида, солнечных панелей, возврата энергии генерирующим компаниям и другие крутые вещи, позволяющие экономить еще больше.

На российском рынке представлены несколько отечественных компаний, предоставляющих решения и сервисы в области муниципальной энергетики. Все они предоставляют схожие сервисы, которые можно описать набором услуг АО «Электротехнические заводы «Энергомера».

«Энергомера» предоставляет комплексные решения по автоматизации учета электроэнергии для бытовых потребителей и ЖКХ и предоставляет полный перечень услуг по автоматизации учета — от проектирования до внедрения:

  • автоматический сбор данных с приборов учета электроэнергии (опционно — счетчиков воды, газа, тепла);
  • хранение параметров учета в базе данных;
  • возможность установки многотарифного учета;
  • полное снятие воровства электричества;
  • возможность без монтажа отключить абонента за неуплату.
  • данные со всех счетчиков, установленных в квартирах, автоматически собираются устройством сбора и передачи данных;
  • показания приборов учета передает на пользовательский терминал, например, в управляющую компанию, где эти данные хранятся, обрабатываются, а также по этим данным выставляются «платежки» на оплату электроэнергии.

Технические параметры приборов учета, устройств сбора данных и радиомодулей можно посмотреть на сайте компании. Компания также активно работает на рынке энергообеспечения промышленных предприятий.

Другие компании, представленные на этом рынке:

ОАО «Нижегородское НПО им. М. В. Фрунзе» — разработчик и производитель автоматизированных систем мониторинга и учета энергоресурсов.

Информационно-измерительная система «Теплоком» — позволяет организовать автоматизированный коммерческий учет тепловой энергии и других ресурсов (электроэнергия, вода, газ) и решать проблемы энергосбережения в различных масштабах. Возможна организация как домового, так и квартирного учета.

«СТРИЖ Телематика», пожалуй, самая “раскрученная” российская компания, предоставляющая автоматизированные услуги по учету энергоресурсов на базе собственной LPWAN-технологии.

Интересные решения в области учета потребления воды предоставляет ЗАО «Тепловодомер», реализуя системы диспетчеризации показаний водосчетчиков по радиоканалу с применением технологии Wireless M-Bus (WMBUS). Ими разработано несколько способов считывания показаний приборов:

  • Инкассаторский способ (обходной). Заключается в том, что инкассатор, оснащенный специализированным PDA, перемещается от объекта к объекту, которые оборудованы счетчиками воды с радиомодулями.
  • Стационарный способ. Сбор данных осуществляется с радиомодулей счетчиков ретрансмиттером и далее передается на концентраторы. Они в свою очередь передают данные через GSM/GPRS или Ethernet на сервер.

Еще одна гибкая беспроводная система «Водоприбор учет» изготавливается ОАО «Завод «Водоприбор». Обеспечивает сбор и обработку данных комплексного учета потребления энергоносителей (как общедомового, так и поквартирного) и позволяет решать разные задачи по организации учёта потреблённых ресурсов; в систему включены первичные приборы учета со встроенными или внешними радиомодулями для передачи данных, различные ретрансляторы, концентраторы и программное обеспечение сбора и обработки данных.

Подводя итог описанию систем и услуг по учету энергоресурсов, можно сказать, что все системы построены по классической схеме ЙОТ: датчики, среда передачи данных, обработка информации в облаке и приложения, позволяющие осуществлять биллинг и реализовывать другие функции. Используются частоты диапазона 868 МГц, модемы 3G/GPRS.

Ожидается, что в процессе реализации дорожной карты интернета вещей в энергетике[3] количество “исполняемых” системных функций существенно вырастет. И мы перейдем от “удаленного отключения за неуплату” к смарт-гриду, позволяющему экономить до 20% от текущих затрат.

Транспорт

Крупнейшим российским рынком, относящимся к ЙОТ/M2M, можно смело назвать рынок систем мониторинга коммерческого автотранспорта (см. таблицу).

Источник: J’son & Partners Consulting, 2015.

В настоящее время уровень проникновения систем мониторинга транспорта в коммерческий автопарк в России близок к 50%, при количестве подключенных грузовых автомобилей и автобусов около трех миллионов. При этом у крупных автоперевозчиков проникновение (доля подключенных автомобилей) достигает 100%.

В 2015 году отмечен разовый рост подключений, связанный с введением системы «Платон». Внедрение этой системы, в рамках которой был план установить около миллиона устройств в 2016 году, на самом деле является сдерживающим фактором. «Платон» — типичный пример цифрового феодализма[4]. Весь функционал «Платона» мог быть реализован, например, с использованием уже существующей системы ЭРА-ГЛОНАСС. Это не потребовало бы установки на грузовой транспорт дорогостоящих специализированных устройств (тахографов), отнимающей у транспортных компаний средства, заложенные на развитие систем управления транспортом, ничего не давая с точки зрения повышения эффективности бизнеса.

В силу своей проприетарности и дороговизны существующий рынок мониторинга транспорта незначительно охватывает частных перевозчиков, которые могут стать основной точкой роста, поскольку на них приходится не менее половины из имеющегося в России автопарка коммерческих автомобилей – это более двух миллионов грузовиков и около 0,7 миллиона автобусов. В этом сегменте активно используются китайские поделки, широко представленные на «Алибабе». Но назвать это полноценным ЙОТ весьма сложно. Так как трекинг автомобиля “в облаке” является исключительно сервисом мониторинга и не подразумевает приложения каких-либо функциональных действий к объекту мониторинга.

Хороший потенциал роста применения ЙОТ на автотранспорте имеется в так называемом умном страховании. Причем как в корпоративном, так и в частном сегменте рынка. Первые результаты внедрения умного страхования в России и мире показывают, что базирующийся на данных телеметрии анализ стиля вождения и расчет связанного с ним индивидуального уровня риска, результаты которого становятся доступными в режиме реального времени не только страховой компании, но и водителю, позволяет снизить смертность от ДТП.

По прогнозу J’son & Partners Consulting, по состоянию на конец 2018 года в России будет подключено к сервисам “умного страхования” более одного миллиона автомобилей против 30 тысяч в 2015 году.

Точками роста на этом рынке выступают страховые компании, сервисные компании (например, ЭРА ГЛОНАСС), мобильные операторы и автомобильные концерны, которые уже устанавливают устройства телеметрии в автомобили на этапе производства (естественно, в модели “цифрового феодализма” данными автопроизводители делиться не собираются). Но предстоит решить ряд серьезных проблем.

Розничная стоимость телеметрического устройства, подключаемого к диагностическому разъему страхуемого автомобиля, превышает 5 тысяч рублей. Такая стоимость неприемлема для клиента вне сегмента “лакшери”. Необходимы законодательные меры, которые позволят использовать универсальные устройства, построенные на идеологии открытости, данные которых смогут быть использованы в различных приложениях. В этом случае массовость продаж таких универсальных устройств может решить проблему их дороговизны.

Наш путь развития ЙОТ

Рассмотрев два сегмента применения технологий ЙОТ, время перейти к задачам так называемых дорожных карт внедрения интернета вещей в России. Общую задачу дорожных карт можно представить как набор мероприятий, призванных облегчить внедрение методов и технологий интернета вещей в российскую действительность. С описанным выше примером использования ЙОТ на транспорте мы можем смело фантазировать и накидать драфт дорожной карты “интернет вещей на транспорте”:

  • Ведомству 1 обязать производителей автотранспортных средств передавать параметры автомобиля в “универсальный интерфейс”, допускающий установку устройств телеметрии сторонних производителей.
  • Ведомству 2 обеспечить исполнение обязательного требования об обеспечении всех автотранспортных средств начиная с 201X года устройствами, позволяющими подключать средства сбора, передачи и приема телеметрии (перечень параметров).
  • Ведомствам 3 и 4 обязать страховые компании и авторизованные технические центры подключаться к системам предиктивной диагностики автотранспортных средств начиная с 201Y года.
  • Ведомству 5 начиная с 201Z года обеспечить пакетную трансляцию следующих параметров (градус, покрытие, осадки, видимость) в привязке к геопозиции;
  • Ведомству 6 обеспечить бродкаст сигналов управления дорожным движением (параметры) в привязке к геопозиции.
  • Ведомству 7 согласовать с Евросоюзом использование частотных диапазонов (перечень) для применения в системах телеметрии автотранспорта.

У дорожной карты также должны быть измеряемые параметры. Например:

  • снизить количество ДТП на % к такому-то году;
  • снизить затраты на эксплуатацию государственных информационных систем на автотранспорте на % путем внедрения открытых интерфейсов и протоколов… и так далее.

Дорожные карты — это понятный для чиновников и функционеров способ развития той или иной индустрии. Но схема начинает рассыпаться, когда необходимо осуществлять межотраслевое взаимодействие, исходя из того, что чиновник всегда отвечает только за свою “вертикаль”. С интернетом вещей роль “клея” играют негосударственные организации и бизнес. Например, «Яндекс» в дорожной карте «Интернет+медицина», Национальная ассоциации промышленного интернета (НАПИ) в дорожной карте по энергетике и Ассоциация интернета вещей с интернетом вещей в агропромышленном комплексе.

Дорожная карта «Интернет+город»

Дорожная карта была разработана чиновниками Минпромторга, Минкомсвязи, экспертами НАПИ, Ассоциации интернета вещей, представителями различных компаний телекоммуникационной индустрии и ЙОТ-провайдеров, специалистами в области юриспруденции. Всего в работе над текстом дорожной карты в различное время работали почти 100 человек. В частности, дорожная карта нацелена на исправление законодательных барьеров в использовании ЙОТ в муниципальном хозяйстве и энергетике. Например:

  • Внесение изменений в Статью 12 Федерального закона №256-ФЗ “О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса” в части установления требований к организациям, осуществляющим эксплуатацию и сервисное обслуживание объектов ТЭК, которые отнесены к объектам высокой и средней категории опасности, с учетом необходимости осуществлять сбор, хранение и обработку технологических данных с использованием технических средств, размещенных на территории Российской Федерации”.
  • Проведение анализа положений отраслевого законодательства (№126-ФЗ “О связи”, №35-ФЗ “Об электроэнергетике”, №189-ФЗ “Жилищный кодекс”, и т.д.) и общегражданского законодательства (в частности, Трудовой Кодекс), препятствующих внедрению технологий интернета вещей и индустриального интернета;
  • Внесение изменений в №115-ФЗ “О концессионных соглашениях” и №224-ФЗ “О государственно-частном, муниципально-частном партнерстве в РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части дополнения перечней объектов концессионного соглашения и объектов соглашения (объекты информационно-телекоммуникационной инфраструктуры)».
  • Разработка изменений в №261-ФЗ “Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части создания условий и стимулирования перехода к дистанционному сбору данных о потреблении».
  • Разработка нормативного регулирования в части перевода индивидуальных приборов учета в общедолевую собственность, требования к форматам и стандартам передачи и представления данных о потреблении электроэнергии из локальных систем учета в ГИС ЖКХ…

И это только малая часть дорожной карты. Переход на ЙОТ цепляет за собой каскад изменений в законах и подзаконных актах, меняет привычные способы осуществления хозяйственной деятельности.

Дорожная карта «Интернет+медицина»

Целью дорожной карты «Интернет+медицина» является развитие системы электронного здравоохранения в РФ. Задачи, которые решает дорожная карта: повышение доступности, качества и эффективности медуслуг за счет информационных и интернет-технологий, мобильного и облачных сервисов; устранение регуляторных барьеров для широкого применения информационных технологий и перехода к электронному юридически значимому электронному документообороту.

Задача, непосредственно связанная с применением ЙОТ, — телемедицина. В рамках дорожной карты необходимо разработать и принять нормативно-правовую базу для развития и применения в процессе оказания медицинской помощи телемедицинских технологий, стимулировать процесс внедрения новейших методов диагностики и лечения, использование технологий дистанционного мониторинга состояния здоровья человека.

Возвращаясь к перечню вертикалей внедрения ЙОТ, медицина является одной из наиболее перспективных областей применения методов и технологий интернета вещей в России. А результат этого внедрения непосредственно влияет на здоровье и продолжительность жизни граждан. В дорожной карте есть два блока, непосредственно связанных с ЙОТ.

Проведение НИР, содержащей анализ странового и международного опыта регулирования и стимулирования развития системы персонализированной медицины (включая применение носимых медицинских и фитнес-устройств) и предложений по мерам, необходимым для развития в РФ персонализированной медицины, в том числе в целях регулярного мониторинга состояния здоровья граждан и оказания доврачебной помощи. Внесение изменений в №323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в РФ”, для того, чтобы создать правовые основы применения телемедицинских технологий в сфере охраны здоровья граждан. Телемедицина включает в себя огромный круг вопросов, например:

  • сертификация телемедицинских технологий;
  • пределы и порядок наступления ответственности участников телемедицинской деятельности, медицинские организации, персонал, операторы информационных систем, операторы связи и передачи данных и т.д.;
  • вопросы обеспечения безопасной передачи данных.

Дорожная карта ЙОТ в агропромышленном комплексе

Ожидается, что к марту 2017 года будет создана и согласована дорожная карта по применению технологий интернета вещей в сельском хозяйстве. Причем там не одна дорожная карта, а целых две. Первый документ служит цели повышения производительности сельского хозяйства в целом. Второй документ должен обеспечить внедрение меток идентификации животных с целью обеспечения мониторинга жизненного цикла продуктов мясной промышленности.

Над дорожной картой работают представители Минпромторга, Минсельхоза, Минкомсвязи, эксперты Открытого правительства и Ассоциации интернета вещей. Привлечены эксперты из телекоммуникационных компаний, интеграторов и операторов ЙОТ-услуг.

Применение технологий и процессов интернета вещей в сельском хозяйстве дает очень быстрый эффект, а главное – более-менее понятно, что нужно делать. Входящие условия для дорожной карты уже определены:

  • сокращение расходов и потерь: ГСМ, транспорт, техника, удобрения, хранение продукции, логистика, мониторинг;
  • повышение результатов: точное земледелие, корма, сбыт, эффективная энергетика теплиц и полей;
  • информационное обеспечение: глобальные и локальные прогнозы погоды, контроль жизненного цикла продукции.

Перспективы развития ЙОТ в России

Существует несколько перспективных областей развития интернета вещей в России, определяемых сложившейся инфраструктурой производства и предоставления услуг.

Для отечественных компаний, работающих в сфере информационно-коммуникационных технологий, можно рассматривать следующие области:

  • Для операторов связи и провайдеров услуг дата-центров — локализация платформ ЙОТ на территории России и развитие собственных ЙОТ-платформ для существующей клиентской базы.
  • Для системных интеграторов и разработчиков программных приложений — реализация функционала отечественных систем телеметрии и телеуправления в виде приложений для глобальных платформ ЙОТ.
  • Для разработчиков и производителей электронной аппаратуры — разработка и локализация производства устройств для подключения объектов телеметрии и телеуправления к платформам ЙОТ[5].
  • Интеграторам – видимо, тренд на создание проприетарных государственных информационных систем будет сломлен в ближайшее время и будут востребованы системы, позволяющие обмениваться большими массивами данных для обеспечения контроля услуг ЙОТ, жизненного цикла продуктов и услуг.
  • Для самоделкиных и небольших технологических компаний намечается большая область применения своих умений в агропромышленном комплексе, небольших муниципалитетах, гражданских объектах народного хозяйства.
  • Отдельно необходимо отметить большой потенциал ЙОТ в закрытых областях: ВПК, инфраструктура ФСИН, силовые ведомства.
  • Телемедицина — это огромный, пока не сформировавшийся рынок ЙОТ.
  • Умное страхование и применение ЙОТ на автотранспорте. Можно принимать ставки на то, когда «Платон» перестанет быть проприетарным.

Также ожидается серия покупок небольших инфраструктурных ЙОТ-компаний, эксплуатирующих LPWAN, мобильными операторами, которые будут опаздывать на дележ пирога ЙОТ в связи с задержкой внедрения nb-LTE. При этом традиционные услуги М2М с SIM-картами будут продолжать расти для вещей и объектов, не требующих автономного энергоснабжения.

Традиционно поделенные придворными IT-компаниями индустрии также будут активно развиваться в сторону ЙОТ-технологий. В первую очередь, энергетика (электроэнергия, газ, нефть), РЖД, космос.

В целом, если государство не примет очередной Yarovoi-compatible-закон, обязывающий регистрировать каждое ЙОТ-устройство, хранить данные в государственном мега-облаке и применять проприетарную и не совместимую с тысячами доступных и дешевых устройств криптографию, можно с умеренным оптимизмом говорить о том, что интернет вещей в России будет активно развиваться и принесет дивиденды тысячам компаний, которые будут вкладывать в ЙОТ время, ресурсы и деньги.

Примечания

  1. McKinsey Global Institute 2015, The Internet of Things: Mapping the Value Beyond the Hype.
  2.  Ovnum, Machina Research, Nokia, 2016.
  3. Минэнерго: «Создание типовой доверенной системы оперативно-технологического, ситуационного и производственного управления объектами электроэнергетики с использованием цифровых технологий индустриального интернета».
  4. Цифровой феодализм — построение проприетарных информационных систем в рамках ведомственной вертикали без возможности использования таких систем для других целей и/или с отсутствием побудительных причин отдавать данные во внешние системы.
  5. Несмотря на множество государственных программ, отечественная микроэлектроника пока не предлагает ничего сравнимого, например, с контроллерами Ti.
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий