Путевые записки свидетеля Рунета

В апреле 2019 года исполняется 25 лет со дня регистрации национального домена Российской Федерации .ru, и эта дата позиционируется как день рождения «Рунета». Термин этот – сугубо «пиа­ровский» и не несет в себе никакого конкретного смысла, пока не дано его четкого общепринятого определения. В рамках данного текста, посвященного нашему первому национальному домену (а есть еще и второй по хронологии, кириллический домен .рф), будем считать, что Рунет = нацио­нальный домен (точнее, все домены, заканчивающиеся на .ru) – ну просто для удобства ведения разговора. В целом, Интернет в нашей стране появился и развивался на первом этапе как частная инициатива – коммерческих организаций или научно-образовательных центров – не суть важно. Я же хотел рассказать о каких-то ключевых моментах в возникновении и развитии Рунета – в той интерпретации, о которой я сказал, с привязкой к национальной доменной зоне .ru.

В апреле 2019 года исполняется 25 лет со дня регистрации наци­онального домена Российской Федерации .ru, и эта дата позициони­руется как день рождения «Рунета». Термин этот – сугубо «пиаровский» и не несет в себе никакого конкретного смысла, пока не дано его четкого общепринятого определения. В рамках данного текста, посвященного нашему первому национальному домену (а есть еще и второй по хронологии, кириллический домен .рф), будем считать, что Рунет = национальный домен (точнее, все домены, закан­чивающиеся на .ru) – ну просто для удобства ведения разговора.

Тут я сразу должен отметить (полагаю, что не все это знают), что Интернет в Россию пришел несколько раньше 1994 года (когда был зарегистрирован домен .ru), с подключением к Сети научно-обра­зовательных организаций (Институт космических исследований, Институт органической химии, НИИЯФ МГУ) и с доменом .su – а это Курчатовский Институт и порожденные им сети «Демос» и «Релком». В целом, Интернет в нашей стране появился и развивался на первом этапе как частная инициатива – коммерческих организаций или научно-образо­вательных центров – не суть важно. Впрочем, история этого вопроса изложена в разных статьях и книжках, так что любопытствующие могут легко найти информацию на эту тему в Интернете и вне его. Я же хотел рассказать о каких-то ключевых моментах в возникновении и разви­тии Рунета – в той интерпретации, о которой я сказал, с привязкой к национальной доменной зоне .ru.

Итак, после первых подключений к Интернету разных организаций/сетей, а также после того, как пропала сама основа для домена .su – Советский Союз, возникла необходимость как-то «застолбиться» в Сети уже от имени свежеиспеченной Российской Федерации. Тут надо разъяснить, что национальный домен не является собственностью государства, как не является ею и соответствующий код ISO. Домен делегируется для исполь­зования интернет-сообществом под контролем администратора, опреде­ляемого консенсусом этого самого сообщества, освященного согласием государства. Государству нашему в 90-е годы было не до Интернета и не до доменов как составной части оного. Нестабильность, дрязги между формировавшимися олигар­хическими кланами, приватизация нефтяных вышек и прочих природ­ных ресурсов – вот это и находилось в фокусе внимания госорганов. Интернет, предоставленный сам себе, также испытывал турбулент­ность – и из-за общего состояния экономики в стране, и вследствие сразу же возникшей конкуренции между различными группами, занимавшимися его развитием.

Известно, что домен .ru был делегирован несколько позже, чем в случае других стран xUSSR по вполне простой и естественной в той ситуации причине – организации, претендовав­шие на администрирование домена («Демос», «Релком», Институт ИОХ РАН) не смогли договориться и подали три независимые заявки в IANA. Международные инстанции сети Интернет никогда не вникают во внутригосударственные разборки (тем более — «развивающихся» стран, в категорию которых мы немедленно свалились после распада СССР), и все заявки были просто-напросто заблокированы.

А в то же самое время (1992 год) Институт атомной энергии им. Курчатова, вслед за «Демосом» и «Релкомом», породил еще одну структуру (совместно с Госкомитетом по делам науки и высшей школы), которая сыграла ключевую роль в этой истории — Российский НИИ развития общественных сетей (РосНИИРОС). Институт был создан как негосудар­ственная некоммерческая организация с задачей развития компьютерных телекоммуникаций (читай – Интер­нета) для научно-образовательного сообщества. С небольшим временным лагом была учреждена Ассоциация RELARN, объединившая научно-об­разовательные организации, которые являлись пользователями различных российских интернет-сетей (по факту это были в основном сети «Демос» и «Релком», имевшие наибольший охват по регионам РФ). Так возник проект RELARN, который принес огромную пользу для нашей науки и образования, обеспечив их в 90-е годы доступной электронной почтой, объединившей университеты и научные центры между собой и с международным сообществом, которое уже активно использовало возможности сети Интернет.

Связь этой истории с доменом .ru заключается в следующем. Упомянутый выше РосНИИРОС стал координатором проекта RELARN, в относительно короткое время завоевав авторитет как в научно-обра­зовательном сообществе, так и среди интернет-операторов (а они факти­чески и обслуживали это сообщество на начальном этапе) в качестве нейтральной организации в неком­мерческом статусе, работающей в интересах общества и государства. По существу, в лице РосНИИРОС возникла точка доверия (и это доверие для нас очень дорогого стоило), «вокруг» которой можно было договариваться по вопросам, имеющим особую важность для интернет-сообщества в целом. Так случилось и в отношении домена .ru, и чуть позже (1995 год) при создании первой в России точки обмена интернет-трафиком. В итоге всем сторонам удалось договориться, что РосНИИРОС будет выполнять функции администратора домена .ru, а также осуществлять его техническую поддержку. Государство в лице Госкомитета по делам науки и высшей школы было в курсе и не возражало. Поскольку вопросы развития Интернета в РФ никакому ведомству на этом этапе поручены не были, то мы на этом и остановились. Согласительный протокол был подпи­сан всеми значимыми на тот момент интернет-операторами и отправлен в IANA, домен .ru был делегирован. Техническое обеспечение, включая DNS, на начальном этапе осуществлял «Релком» (в порядке спонсорской поддержки), но достаточно быстро был построен собственный технический центр, созданный с нуля исключи­тельно российскими специалистами, принятыми на работу в РосНИИРОС.

Попутная познавательная история: очень любопытная ситуация возникла на начальной стадии развития Интер­нета в России – она существовала во «времена» домена .su и продолжилась (правда, на совсем короткое время) после регистрации .ru. Внутри России уже существовали IP-линки и DNS, но связность с остальным миром была очень слабая: сначала это были только почта UUCP и новости (News), да и когда появился международный цифровой канал, его пропускная способность поначалу не позволяла надежно передавать сколь-нибудь существенный объем информации. Поэтому после регистрации оче­редных доменов и правок зоны на «внутреннем» российском сервере файл фактически вручную дублиро­вался на DNS-сервере в Хельсинки, где им заведовал наш коллега (и хороший друг российских сетевых администраторов) Petri Ojala. Общее сопровождение таких мероприятий (а Россия была не одинока в своем не вполне полноценном положении в сетевом мире) осуществлял Peet Beertema из Амстердама. Таким образом, «российский сегмент» обслуживался двумя авторитативными «корневыми серверами» – один из них работал внутри России, а второй был ориентирован на международную часть Сети.

История с регистратурой домена .ru показательна еще и тем, что при ее создании в полной мере удалось реализовать принципы саморегулиро­вания: выработку правил регистрации доменных имен и контроль за их соблюдением выполняла чисто обще­ственная структура – координационная группа домена .ru, куда входили представители всех заинтересованных организаций, прежде всего интер­нет-сервис-провайдеров, которые, как правило, и выполняли роль регистраторов доменов (в дальней­шем появились и профессиональные регистраторы, как правило, на базе хостинговых компаний). Фактически, это был некий прообраз современных СРО (саморегулируемых организаций), которые обеспечивают регуляцию соответствующего рынка при наличии достаточного количества субъектов («игроков»), работающих с потреби­телем.

Пока доменов было относительно немного, контроль процесса регистра­ции осуществлялся практически в ручном режиме – путем регулярного рассмотрения спорных заявок на реги­страцию доменов второго уровня на заседаниях КГ. При этом список «про­сеивался» и на предмет наличия в нем всякого безобразия в виде, например, «ненормативной лексики». Одно время было еще такое любопытное правило: домен в виде общеупо­требительного слова можно было зарегистрировать только в том случае, если название организации-заявителя совпадало с этим словом. Поэтому для получения вожделенного домена отдельные товарищи регистрировали целую организацию (хорошо известен случай, когда для получения домена sex.ru было зарегистрировано ООО «Секс»). В дальнейшем, после начала взрывообразного распространения веб-сайтов, справляться с контролем регистрации доменов стало чем дальше тем труднее, поэтому правила максимально упростились – ну разве что с матерщиной продолжали бороть­ся в меру сил. Но при этом, благодаря максимальной открытости домена .ru, он стал и одним из наиболее успешных по скорости роста зоны второго уровня. Многие национальные домены, имеющие многочисленные ограничения на регистрации, развивались крайне медленно, выталкивая потенциальных клиентов в международные доменные зоны (.com, .org и др.), в то время как у нас подавляющее число новых регистра­ций шло именно в национальной зоне. Сейчас ситуация стала несколько размываться – за счет появления многочисленных новых доменов верхнего уровня, но приоритет .ru (и .рф) все-таки продолжает сохраняться.

Надо также упомянуть, что в начале 90-х наиболее популярен у нас был домен .su, который исполь­зовался, прежде всего, для сервиса электронной почты. Поскольку в перспективе .ru должен был полно­стью заменить «советский» домен, пришлось его продвигать, даже в некоторой степени искусственно. Способствовало росту популярности зоны .ru и то обстоятельство, что в нем сразу была разрешена регистра­ция доменов второго уровня, чего в .su в тот период времени не было: он был построен по географическому принципу (использовалась структура почтового адреса, то есть на втором уровне, как правило, мог быть только город).

Хочу еще на одном вопросе оста­новиться – на деньгах. Регистрации в домене .ru стартовали как бесплатные, но с ростом потока заявок стало понят­но, что надо отходить от практики занесения доменных имен в текстовой файл на офисном компьютере и созда­вать нормальный реестр, да еще плюс серверное хозяйство для обработки заявок и построения собственной DNS. В зарубежных доменных зонах такой проблемы первоначально не возникло: как правило, все начиналось на базе научно-образовательных сетей (да и весь публичный Интернет «у них» стартовал как научно-об­разовательный проект), которые имели определенное бюджетное финансирование, из которого и можно было взять некоторые средства на общую инфраструктуру Сети. У нас такой возможности не было ввиду отсутствия сколь-нибудь значимой поддержки государства – так что пришлось коммерциализоваться удар­ными темпами, проще говоря, вводить оплату за регистрацию доменных имен. Оплата была довольно суще­ственной – что-то около 50 долларов (для справки, сейчас цена составляет 120 рублей для регистраторов), но желающих получить доменное имя только прибывало – Интернет пошел в гору и быстро превратился в проект коммерческий — и у нас, и за рубежом (причем у нас даже быстрее, в отсутствие бюджетных вливаний во вновь формирующуюся отрасль). По мере роста регистраций, который опережал рост «доменной» части бюджета РосНИИРОС, цена снижалась, ну а в ответ еще больше возрастало количество доменов в зоне. У нас практически сразу появились «партнеры» из числа тех операторов, которые регистрировали домены для своих клиентов – то есть возник новоиспеченный бизнес.

Хочу отметить, что несмотря на падение цены регистрации по мере роста числа доменов в зоне, она не должна стремиться к нулю — в про­тивном случае «условно-бесплатная» зона быстро становится «мусорной»: туда как мухи на мед слетаются разно­образные злонамеренные личности, регистрирующие домены для всяких темных дел. Ну и вообще, домен перестает быть хоть сколь-нибудь значимой ценностью, так что и отно­шение к нему соответствующее. Таким образом, наличие достаточно суще­ственной прибыли у регистратуры – это закон функционирования доменной экосистемы. Учитывая, что типовая регистратура – это некоммерческая организация, возникает очевидная проблема: а как потратить деньги, которые остаются после мероприятий по развитию системы? Очевидный ответ – на какие-то понятные обществу «богоугодные дела», поскольку делить прибыль между учредите­лями некоммерческая организация возможности не имеет. Если говорить о международном опыте, то посте­пенно схема наладилась, но поначалу возникали некоторые интересные казусы: например, англичане (домен .uk) не придумали ничего лучше, как купить поле для гольфа (уж как они его дальше использовали, я понятия не имею – наверное, играли на нем в обеденный перерыв).

Но у богатых – свои причуды, что же касается нас, то особых сомнений не было. Основная задача, которую поставили перед РосНИИРОС учредите­ли, – развитие научно-образовательных сетей, деньги на которое выделялось, в общем-то, по остаточному принципу, особенно в первой половине девяно­стых (не до жиру, какая уж там наука и образование). Даже когда Миннауки учредило первую межведомствен­ную программу (она называлась «Национальная сеть компьютерных телекоммуникаций для науки и высшей школы» – НСКТ-НВШ) — и это был реальный прорыв, – средств хватало только на оплату каналов передачи данных и частично на оборудование. Догадайтесь, откуда мы брали деньги на другую «часть оборудования», зарплату весьма квалифицированных людей, да и вообще, хоть на сколь­ко-нибудь приличное содержание организации? Правильно, из при­были по «доменной деятельности», поскольку других доходов у нас просто не было в принципе. Кстати, когда в 1998 году произошел пресло­вутый дефолт, сопровождавшийся обвалом рубля, то нашу сеть удалось вытащить только за счет того, что в регистрации доменов мы перешли на цены в у.е. – ведь бюджетная подпитка считалась, естественно, в рублях, и при этом не только не выросла, но и существенно сократилась ввиду катастрофического положения в науч­но-образовательном хозяйстве в тот период времени. Ну и как результат, к началу века была построена одна из крупнейших в РФ на тот момент интернет-сетей, которая базировалась на наземных каналах («Ростелеком», а затем «Транстелеком») и охватывала сотни организаций сферы науки и образования (кстати, тогда и прошла первая волна подключения российских школ – через региональные универси­теты). Что касается финансирования, то оно оказалось в итоге практически паритетным: нигде это особенно не обсуждалось, но государство (в лице Минобрнауки) и РосНИИРОС вложили в эту программу примерно поровну, то есть это было государственно-об­щественное партнерство (не путать с государственно-коммерческим – оно обеспечивает прибыль для тех, кто в нем участвует со стороны бизнеса).

Ну а что же государство? К началу 2000-х стало понятно, что Интернет – это серьезно, как с точки зрения бизнеса, так и учитывая возможности распространения информации помимо традиционных источников. В 1999 году состоялась историческая (с моей точки зрения, конечно) встреча представи­телей «интернет-общественности» и премьер-министра РФ В. В. Путина, на которой было решено, что все значимые государственные правовые акты, касающиеся области Интернета, должны приниматься по согласованию с основными общественными орга­низациями, которые в этой области работают. Таковых в то время оказа­лось три: Ассоциация документальной электросвязи (АДЭ), Региональная общественная организация «Центр Интернет-технологий» (РОЦИТ) и Союз операторов Интернет (СОИ).

В качестве пробного камня было предложено урегулировать положение в области регистрации доменов в национальной зоне .ru, поскольку «сверху» тут все выглядело как некоторая самодеятельность. На тот момент уже имелось пред­ложение министерства печати по созданию специализированной госструктуры, которая должна была заниматься регистрацией доменов, а одновременно предлагалось обязать все бюджетные (а может, и не только бюджетные) организации зарегистрировать домен для своего корпоративного сайта – не бесплатно, конечно. Тут, конечно, без коммента­риев, тем более что дело прошлое, да и обсудить, откуда взялось такое предложение, сейчас не с кем.

Решение проблемы было поручено Минсвязи, которое, в свете решения, принятого на упомянутой выше встрече, заняло весьма конструк­тивную позицию. В результате деятельности рабочей группы, куда вошли представители обеих сторон (государство – общественность), и было принято решение фактически институировать координационную группу, превратив ее в юридическое лицо — Координационный центр наци­онального домена (КЦ), учредителями которого стали три присутствовавшие на встрече общественные организации плюс РосНИИРОС как администратор домена .ru, а члены координационной группы образовали первоначальный состав Совета КЦ. Функции КЦ – разра­ботка правил регистрации и контроль их соблюдения; при этом было предложено сохранить за РосНИИРОС выполнение технических функций, с учетом имеющейся у него техноло­гической базы и накопленного опыта. Регистрация доменов должна была осуществляться специализированны­ми организациями – регистраторами, аккредитацию которых должен был проводить КЦ. Ну и роль государства была определена как надзорная: пред­ставитель Минсвязи вошел в Совет КЦ с правом вето на любое решение, которое могло бы нарушить интересы государства. Так и возникла та кон­фигурация, которая в том или ином виде сохраняется до сих пор, с учетом некоторых (надо признать, достаточно существенных) модификаций.

Какие же события произошли с момента образования Координа­ционного центра? КЦ сразу же был включен в работу, став де-факто администратором домена .ru, но фор­мальное переделегирование домена состоялось только в 2004 году. В 2009 году был сделан следующий шаг, без изменения общей конструкции: был создан «Технический центр Интернет», учредителями которого стали Коор­динационный центр и «Фонд развития Интернет» (администратор историче­ски-территориального домена .su). Все то, что относилось к доменной темати­ке (люди, оборудование, технологии), переехало из РосНИИРОС в ТЦИ, так что преемственность была полностью соблюдена и в этом случае.

В дальнейшем изменился состав учредителей КЦ – помимо имеющихся участников, туда вошли «Институт развития Интернет» и собственно Минсвязи. Надо ли было государству напрямую участвовать в КЦ – прямо скажу, не знаю. На мой взгляд, это увеличило «консервативность» организации, а что касается контро­лирующих полномочий государства, то их вполне хватало и в предыдущей конфигурации. Но в любом случае, это мое сугубо частное мнение — в прин­ципе, работать можно. Ну и, пожалуй, последний штрих в картине – переход ТЦИ под «крышу» (в хорошем смысле слова) «Ростелекома», что состоялось в 2018 году.

Опять же, есть в этом свои плюсы и минусы, но вот с чем поспорить нельзя, так это с тем, что стабильность конструкции возросла, равно как вырос и авторитет ТЦИ – просто за счет величия «Ростелекома» (это не ирония, я тут улыбаюсь по-доброму). Пожалуй, это все, что я хотел сказать в своих путевых записках. Разве что можно было бы еще упомянуть о кириллическом домене .рф, делегиро­ванном в 2010 году, администратором которого также стал КЦ, но поскольку тут у меня речь идет о Рунете, а не РФнете (помните определение в начале текста?), то это уже другое повествование.

Закончить эту историю я хотел бы констатацией следующего факта. Мы уже довольно давно (лет около деся­ти) живем в условиях кардинальных изменений условий существования сети Интернет, которые в целом можно характеризовать как переход от «техно-романтического» периода к временам жесткой бизнес-конку­ренции с одной стороны и усиление контроля со стороны государства — с другой. Сеть играет все большую роль буквально во всех сторонах жизни общества – экономической, политической, социальной. Интернет является сейчас не только структу­рой, обеспечивающей бизнес, но и стал бизнесом сам по себе. Так называемая цифровая экономика вся насквозь пронизана глобальной Сетью, которая по существу образует для нее несущий каркас. Поэтому не удивительно, что каждое государство (и Россия в этом находится далеко не в первых рядах) проявляет к Интернету все большее внимание, поскольку от его работы зависит очень многое. Не все пока идет гладко, но очень хочется надеяться, что по мере взаимодействия государственных, общественных и профессиональных структур удастся нащупать золотую середину, которая позволит соблюсти интересы всех сторон и обеспечит активное развитие виртуального пространства, куда сейчас, хотим мы этого или нет, переходит существенная часть нашей жизни. Собственно, это и есть мое пожелание – одного из «свидетелей Рунета» с момента его возникновения 25 лет назад.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •