Уроки мультистейкхолдеризма

Война миров, или Как правильно выбрать лицо

Леонид Тодоров

Леонид Тодоров

Мне сразу понравились его носки в разноцветную полосочку. Сбросив модные блестящие туфли с кисточками на подъеме (т.н. loafers, рекомендую Florsheim на Пятой Авеню, там к ним в комплекте идет еще специальная бархотка и средство для очистки, и все вместе всего за…, любезный читатель, ты не одеваешься на Пятой Авеню? Н-да… Ну, тогда просто представь мужские туфли черного цвета с лаковым отливом), он закинул ноги в тех самых радужных носках на широкую приборную доску Mercedes-Benz Sprinter и произнес сакраментальную фразу первооткрывателя России вообще и Москвы в частности: «Мог ли я думать, что в один прекрасный день…» Но давайте по порядку…

Обеспечив в 2009 году при помощи гремучей смеси невообразимого нахальства и примитивного, но действенного шантажа делегирование России кириллического домена .рф, мы в Координационном центре решили отметить это судьбоносное событие проведением в 2010 году Первого Российского форума по управлению Интернетом и пригласить на него весь мировой интернет-бомонд, включая и тогдашнего президента интернет-корпорации ICANN Рода Бекстрома. Разумеется, охота на такого рода птиц — дело тонкое, деликатное, и рецепт успеха непрост (наживка — коктейль из 1/4 сиропа в виде обещаний встреч с представителями российской бизнес-элиты, 2 столовых ложки умеренного оптимизма относительно неформальных бесед «на полях» мероприятия с руководством Минкомсвязи и «российским руководством», щепотка приправы в виде выступления на открытии Форума, соль, перец по вкусу, но при правильном соотношении ингредиентов эффект дает стопроцентный). Добавьте к этому гарантию присутствия на сцене для вручения КЦ памятной таблички об эпохальном событии, и Род был наш в течение того же времени, что требуется электромагнитному импульсу для покрытия расстояния между Центром агрессивного блока НАТО по вопросам кибербезопасности в Таллине и мирным почтовым сервером средней руки петербуржского провайдера.

Вот почему теплым майским деньком 2010 года от Р.Х. я отправился в Домодедово встречать Рода и его помощницу по связям с общественностью Барбару. Учитывая мой богатый опыт в подобного рода делах, торжественная встреча в аэропорту прошла на высоком уровне. Про носки и приборную доску Спринтера я уже поведал, так что перейдем прямо к делу.

В комьюнити поговаривали, что страсть Рода к публичным выступлениям в стиле проповедников Дальнего Запада далеко не случайна – то ли дед, то ли отец нашего героя окормлял паству где-то в Небраске или Оклахоме. В любом случае, Род не подкачал. Камлал он на славу. Здесь было все: и вздетые к небу руки, и перст указующий, и выя смиренно-скорбно склоненная, и голосовые модуляции от шепота до громозвучного хорала. При таком исполнении суть не важна, но что-то там было про кибербезопасность, мультистейкхолдеризм, далее везде.

Были и судьбоносные встречи, что «на полях», и неформальный обмен мнениями по широкому спектру представляющих взаимный интерес вопросов… Барбара цвела, Род выступал величаво, как четвертый из трех великих теноров, но при этом деловито, и улыбка не сходила с его лица.

Два дня пролетели незаметно (типовая фраза из школьного сочинения на все времена) и вот усталые, но довольные (оттуда же), мы катим в «Шарик», откуда Род улетает в… куда там улетают президенты ICANN (бог весть какие дали, но всегда по делу с «оконцовкой» в Лос-Анджелесе).

В Вип-зале Шереметьево полумрак и прохлада, и после дежурной чашки кофе я собираюсь откланяться, но Род останавливает меня властным движением руки.

— Леонид, — звучным, хорошо поставленным голосом, начинает он, — ты был с нами все эти дни («Ну, на самом деле, неполных два», — механически поправляю я его про себя), и твоя помощь была неоценима для успеха нашей миссии (президенты ICANN всегда разговаривают так – я даже знавал одного, который вместо слов «Я знаю» употреблял исключительно выражение «Я осведомлен»), которую я лично считаю настоящим прорывом и о которой будет в полной мере осведомлено (я же говорил!) наше глобальное комьюнити, — Барбара механически кивает головой в такт речи, — и потому в знак нашей благодарности я прошу тебя принять вот ЭТО.

С этими словами он лезет в карман и достает – честное слово! — рулончик туго скатанных купюр зеленого цвета, в которых и слепой бы безошибочно признал доллары.

За недостатком места в этой колонке для описания моих эмоций предлагаю читателю обратиться к той главе «Мастера и Маргариты», где представлены незабвенный Н. И. Босой и сверток баксов в вентиляции. Краем глаза я увидел, как побледневшая Барбара тихонько сползает по стенке. И не скажешь же: «Что вы себе позволяете?! Я же советский человек, комсомолец!» — или что-то в этом роде. Мысль металась лихорадочно, но чу! Вот оно спасение: со сгиба банкноты на меня искоса поглядывал Александр Гамильтон![1] И вот тут-то и пришло озарение: я гордо взглянул в лицо Роду и отчеканил твердо: «Род, в нашей стране ценят и берут как чаевые только Франклина!»[2]

Изящный выпад достиг цели: Род вспыхнул, а скольжение Барбары вдоль стены замедлилось и краски начали возвращаться на ее лицо. Бросив взгляд на Барбару, Род как-то быстро и неразборчиво попрощался и исчез в глубине вип-зала, а за ним утицей проплыла и Барбара.

Ехал я домой победителем, хотя, признаться, и мелькала подленькая мыслишка: «А чего было и не взять?»

Вот так я преподнес достойный урок миру чистогана, двойных стандартов и сомнительных духовных ценностей, ибо мультистейкхолдеризм, любезный читатель, это не про деньги, а добровольное и бескорыстное служение комьюнити. Хотя рулончика того все равно жалко, честное слово…

P.S. Судьба нас снова свела с Родом спустя многие годы на одном интернет-саммите в далеком китайском городе Учжэне. Встретились как родные, даже обнялись, и с лукавым ленинским прищуром Род вдруг завел такую речь: «Леонид, я все вспоминаю, как ты тогда помог мне в Москве – до сих пор признателен тебе, и есть у меня для тебя особый подарок!» С этими словами он достает из кармана пиджака… раритетный серебряный доллар! Признаюсь, хоть и не нумизмат, но я был покорен – эта огромная монета всколыхнула что-то том-сойеровское в душе, и я взял ее с благодарностью (благо и мы с Родом уже не те, да и мир другой стал).

Вот она, эта монета. Любуйся, читатель, на профиль Статуи свободы и всякое там эгалите и либерте[3]. А тем временем этим стуломмастер Гамбсэтой поучительной былью я заканчиваю свои интернет-повести Белкина. «Прощай, господинъ читатель; чрезъ сіи строки мы довольно спозналися» ((с) Екатерина II).

[1] Для вдумчивого читателя и пояснять дальше ничего не надо: портрет Гамильтона украшает купюру достоинством в 10 долл. США.

[2] Стоит ли напомнить читателю, что портрет Франклина красуется на стодолларовых банкнотах.

[3]Liberte, egalite, fraternite (Свобода, равенство, братство) — девиз Великой французской революции. Статуя свободы – подарок Франции народу США. Автор приводит эти факты исключительно с целью продемонстрировать энциклопедизм его познаний — и только.

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Уроки мультистейкхолдеризма: 1 комментарий

  1. Александр

    А вертуттиинтернетти чего ему не дали? Зажали?
    Да и грех жалеть свёрток долларов — всё равно бы небось бы ФАС отобрал, как и относительно честно изъятые на аукционах миллионы!

Добавить комментарий